Я — волонтёр Сочи двадцатьчетырнадцать


A A A

Материал взят из личного блога Ольги Сорокиной sorokina.livejournal.com

Итак, пока соотечественники окончательно дожёвывают праздничные салаты, спят до обеда (о счастье!), а иные осваивают горную и лесную лыжню, я, и пошёл тому четвёртый день, пашу на Олимпийской ниве.

Новый год начался с того, что я собрала чемодан и поехала в Сочи волонтёром.

Пара слов про политику. Все мы знаем разные стороны Олимпиады. Я согласна со многим. И особенно меня удручают теракты в Волгограде. И я знаю, несколько иностранных волонтёров отказались из-за этого приехать. Из-за безопасности и других причин.

Однако я решила для себя, что еду смотреть на большой спортивный международный праздник, участвовать в нём, учиться.

Хочу узнать сама, что такое Олимпийский дух. Точнее, почувствовать его, если, конечно, получится.

И потом, волонтёр — это немножко другое сознание. Крутой волонтёр умеет принимать принимать происходящее. Смирять гордыню. Проходить целым и невредимым через потоки людских эмоций. Быть готовым помочь, не напрягаясь.

В общем я на два месяца волонтёр. Хочу учиться всему этому и хочу почувствовать это движение (волонтёрское) изнутри.

Пока у нас вообще адаптация, ничо ещё не понимаем, ощущение — что все мы попали в океан, крутим головами по сторонам и ножками — ручками гребём. Поэтому пунктирно. Ритм такой, что всё меняется 144 раза в день.

1. Конечно, весёлый-приятный момент — выдача экипировки. Приходишь почти что в магазин — музычка играет, манекены.

Все очень вежливо с тобой говорят. Выдают бумагу со списком положенных тебе вещей (12 наименований), на которой надо отметить свой размер. На моей было написано «Куртка Оли», кепка Оли, брюки Оли, кроссовки Оли и т.д. Я было прослезилась от такой душевной теплоты, однако оказалось, что у всех эта «Оли», и это сокращение от «Олимпиада». Утираю непрошенную слезу, иду дальше.

Получаешь свой номерок и садишься в электронную очередь, как в банке или на почте. Затем примерочная, где шустрые волонтёры натягивают на тебя вещички — подбирают нужный размер и вписывают его в твой лист. Далее — обувка. Тоже меряешь кроссовки, записываешь размер.

Потом тебе выдают корзиночку на колёсах, и туда волонтёры кладут тебе новёхонькие вещи, согласно полученным данным. Получается нормальный такой чемодан.

И дают бумажку, что ты получил обмундирования на 22 135,08 руб.

Ну, тут мало что видно. Может отдельный пост (со слайдами) напишу про экипировку, если хотите.

2. Живём мы пока что с двумя девочками вот в таком плацкарте. Обещают переезд.

3. Я работаю в Главном медиацентре, прям в гуще, как говорится, событий. Мне предстоит наблюдать работу фотографов со всего мира и, по мере возможностей, облегчать им жизнь. Медиацентр прекрасен, что и говорить. Что и говорить, что и говорить. Такого здоровенного медиа-пространства я не видела никогда. По размеру — 22 футбольных поля. Три тысячи аккредитованных журналистов и фотографов. А ещё вещатели.

Даже жалко, что потом его отдадут под торгово-выставочный центр. Мне вот дополнительно греет душу то, что там будет работать Макдональдс залы для пресс-конференций называются «Пушкин», «Достоевский», «Толстой» и «Чехов». а в пресс-центре в горах, говорят, ещё есть «Пастернак».

Фрагмент снаружи.

А вот изнутри фрагмент. Волонтёрчики бродят (в основном, молодёжь, конечно. Но есть и серебряный возраст, есть канадец Джим в инвалидной коляске, он уже, кстати, работал на Олимпиаде в Ванкувере).

Через месяц здесь будет муравейник, это ньюс-рум на 500 рабочих мест — только для журналистов. Для фотографов — своя комната.

Пока не началась большая работа, я с умилением расставляю стульчики за этими столами — на них скоро будут располагаться пятые точки журналистов из всех точек мира. Правда — какое-то новое светлое чувство посетило меня — вот, готовлю рабочие места для дорогой моему сердцу журналистской братии. (Надеюсь, она не сожрёт меня, когда будет психовать во время своих дедлайнов.)

Ещё один повод умилиться — это то, как волонтёров учат взаимодействовать с этими пройдохами-журналистами, которые обожают сенсации и душу готовы продать за неё (это я вольно трактую, координаторы, конечно, выражаются корректно). Очень интересно оказаться по другую сторону процесса. Правда, всё время хочется встать и сказать: «Ребята, это я! Я — журналист».

Но на этом празднике жизни я прежде всего — волонтёр, и с журналистскими заявлениями выступать никак не могу.

Вообще же, иногда даже и так вот бывает (уж на что я бука всем известная). Главное — легче. Легче прыгать. И всё будет ок =)

Хотите поделиться?

Комментарии

12 будем у центра.Встречай!

---

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса web-страниц и email-ы преобразуются в ссылки автоматически.
  • Разрешены HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Переводы строк преобразуются в параграфы автоматически.

Подробнее о форматировании

Защита от спама
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
т_атр: