Послы Финляндии, Венгрии, Эстонии — о взаимодействии наших стран


A A A

В Удмуртии, с трёхдневным визитом, побывали Чрезвычайный и Полномочный Посол Финляндской Республики в РФ Матти Антонен, Чрезвычайный и Полномочный Посол Эстонской Республики в РФ Симму Тийк и Чрезвычайный и Полномочный Посол Венгерской Республики в РФ Дьердь Гилиан.

Все они стали гостями эфира «Моей Удмуртии».

***

Фёдор Миннигараев:  Какова цель Вашего приезда?

Дьердь Гилиан: Я приехал, что бы посмотреть, как живут здесь люди, и особенно, -  как живут родственные нам удмурты. Очень интересуемся условиями жизни, и хотим посмотреть, с кем мы можем сотрудничать, где можем чем-то помочь.

Фёдор Миннигараев: Как можно охарактеризовать сегодняшние отношения между Удмуртией и Венгрией?

Дьердь Гилиан: Я бы сказал, что это только начало нашего сотрудничества, потому что очень мало знают в Венгрии про Удмуртию и в Удмуртии про Венгрию. Интерес ещё недостаточно возбуждён. Мы не знаем, какие могут быть виды сотрудничества, может быть, на уровне населения, или на уровне фирм, или на уровне культурных связей. То, что работает — это, в основном, культурные связи.

Нам надо много новых каналов открыть для взаимодействия и дать простор для помощи. Мы, с венгерской стороны, можем по трём направлениям поддержать Удмуртию и удмуртский народ и наше дальнейшее сотрудничество строить. Первое — на внешне-политическом уровне, вопрос о малочисленных народах, в том числе, финно-угорских народах, мы бы это поддержали на уровне Евросоюза, на уровне других международных организаций, потому что, кто, если не родственники, могут помочь. Второе — деловая и экономическая плоскости, поддержка развития экономики Удмуртии, ну и конечно, развитие обоюдное развитие отношений между Венгрией и Удмуртией. Третья плоскость — культурная и «гуманная», куда я отношу не только образование и не только культурный обмен, но и туризм, единоличные связи между населением. По этим трём направлениям нужно идти вперёд, нужно построить наши планы не только с вашим руководством, но и с вашими общественными организациями и организациями удмуртского народа.

Фёдор Миннигараев:  За последние два десятилетия финно-угорские понятия — «финно-угорский мир», «финно-угорские содружества» — стали привычными, стали не только символом единения финно-угорских народов, то есть силой позитивной, которая направлена на решение проблем. Не кажется ли Вам, что здесь иногда где-то хотят перевести эти проблемы в политическую плоскость и часто перегибают палку?

Дьердь Гилиан: Если мы возьмём Венгрию, тогда я однозначно могу сказать, что понятие «финно-угорский» всегда возбуждает позитивное чувство — симпатию. Уже в начальной школе в Венгрии школьникам рассказывают, что финно-угорская семья — это наши родственники, поддержка отношений с ними — это наш долг. Другое дело, можем ли мы организовать коллективное сотрудничество общение или нет? Как раз над этим нужно работать. Чтобы мы всё могли организовать и дать побольше материальных средств на это. Что касается второй половины Вашего вопроса, я не чувствую, что это так.

Фёдор Миннигараев:  Вы хорошо говорите по-русски, а удмуртский Вы знаете?

Дьердь Гилиан: Пока, конечно, не знаю.

Фёдор Миннигараев:  Пару примеров соответствий могу привести, например, «вир» и «вер» — это кровь, «виз» и «вум» — это вода.

Мы совсем недавно отмечали День Победы, многие европейские страны, скажем так, переписывают историю, особенно историю Великой Отечественной войны, как Вы относитесь к этому?

Дьердь Гилиан: Моё отношение к этому однозначно — в Венгрии все говорят и все одного мнения, что нас освободила от немецкого фашизма Красная Армия. В Венгрии есть около 500 населённых пунктов, где находятся захоронения и памятники, население носит туда цветы. Это не пожелания властей, это сами люди и муниципалитет выделяют деньги. Плюс я ещё могу сказать, что когда было 65-летие освобождения Будапешта, это был большой праздник, там были различные мероприятия, и 9-го мая тоже было возложение венков в центр Будапешта, на площади Свободы, советским солдатам, которые боролись и отдали свои жизни за свободу венгров.

Фёдор Миннигараев:  Вы были в УдГУ. Студенты факультета филологии изучают венгерский язык, теперь там открылся венгерский кабинет, я знаю, что в Венгрии студенты изучают удмуртский язык, культурные связи в плане образования у нас тесно налажены, а в экономическом плане планируются какие-то проекты?

Дьердь Гилиан: Я ещё тогда говорил про культурные связи. Мы, за свои деньги, создали финно-угорский институт. Я горжусь тем, что в рамках этой программы уже создана история самих регионов и финно-угров, которые проживают на территории Российской Федерации, причём на двух языках — на удмуртском и русском и плюс будут издавать на английском, они будут продолжать эту серию. Есть и другая серия, которая будет публиковать классику финно-угорских народов, причём на национальном языке, плюс на русском и на английском. Институт создал программу вместе с партнёрами, чтобы создавать терминологию на национальном языке, чтобы это могли использовать в школах, а позже и в профессора университетах. Такая терминология будет опорой в формировании общеобразовательной культуры, это очень важная стратегическая программа. Конечно это не на один год, а на десятилетие, если мы это сообща можем осуществить, то это как раз даст стратегию обновления и развития языка. А что касается экономики, то с венгерской стороны уже более 15-ти лет активно работаем не только с Москвой, но и с Питером, Екатеринбургом. Мы наладили связи уже с 20-ю регионами.

Фёдор Миннигараев:  Какие это связи?

Дьердь Гилиан: Экономические и культурные, включая такие регионы как Башкирия, Татарстан, Пермский край и другие. Относительно неразвиты наши связи с Удмуртией в экономическом плане. Поэтому мы, конечно, стимулируем наших предпринимателей и фирмы, чтобы они обращали внимание на Удмуртию и, конечно, мы даём этому поддержку. У нас есть два очень мощных финансовых института — «Экс зим банк», который даёт экспортные кредиты, и страховая компания, которая страхует эти кредиты. Я надеюсь, что скоро появятся первые реконструкции наших фирм, и я знаю, что идут очень обнадёживающие переговоры по реконструкции, построению объектов здравоохранения, спортивных сооружений.

Фёдор Миннигараев:   То есть, вы считаете, что эти связи перспективны?

Дьердь Гилиан: Это безусловно так. Мы уже более 15-ти лет проводим эту линию. Конечно, всё и сразу невозможно было сделать. А сейчас уже мы приходим к тому, чтобы плотно работать с Удмуртией.

*** 

Константин Ижболдин: Есть что-то на ваш взгляд интересное из проектов на нашей телерадиокомпании?

Симму Тийк (Эстония): Самое приятное, что нас удивило, это то, что ваши детские передачи идут с субтитрами, и пользуются огромной популярностью у детей из русскоговорящих семей. По сравнению с печатной прессой, всё-таки размер вещания на удмуртском языке, и на радио и на телевидении, значительный.

Константин Ижболдин: По сравнению с другими регионами?

Симму Тийк (Эстония): По сравнению с печатной прессой! Это особенно радует, потому что это 21-век и люди всё больше склоняются смотреть телевидение.

Мате Антонин (Финляндия): … и слушать радио. Слушать радиопередачи через Интернет,  это очень важно для удмуртов, которые проживают вдалеке от своей этнической родины.

Симму Тийк (Эстония): Даже если они живут не в России, а, допустим, в Эстонии и в Австралии. Они могут слышать ваше радио посредством Интернета.

Можно даже сделать некоторые передачи доступные в Интернет-формате, например!

Константин Ижболдин: Мы это уже обсуждаем!

Hyv?? iltaa — финский («Добрый вечер»), Tere ?htust — эстонский («Добрый вечер»). Зечбуресь, гажано эшъёс! Здравствуйте, дорогие друзья! Я неспроста попытался поздороваться на эстонском и на родственном ему финском языке, и конечно, на удмуртском.

Думаю, о целях визита расскажут сами послы.

Матти Антонен (Финляндия): Есть такая традиция, что послы Финляндии, Венгрии и Эстонии посещают финно-угорские регионы России. В этом году мы приехали в Ижевск. После прилёта была насыщенная и интересная программа. Была встреча и с представителями интеллигенции, с представителями власти, с главой республики, с главой Парламента республики. Также мы посетили Воткинск.

Константин Ижболдин: Какие впечатления у вас об удмуртской земле? Что бросилось в глаза?

Симму Тийк (Эстония): Очень приятно было уже из окна самолета наблюдать. Поля, пастбища, посевы, деревни. Ухоженные поля, лучше, чем в других регионах, значит, есть жизнь в деревне, есть работа.

Константин Ижболдин: А от города какие впечатления?

Симму Тийк (Эстония): Если сравнивать с 83-годом, когда я был последний раз здесь, даже не сравнить!

Константин Ижболдин: Тогда вы были в качестве кого?

Симму Тийк (Эстония): Библиотечного работника! (Смеется). Город очень похорошел. Дом Дружбы народов, музей им. Калашникова, много красивых мест. Видно, что все делается с размахом,  с сердцем, и для людей.

Константин Ижболдин: Какие российско-финские проекты реализуются совместные? Может, что-то в планах?

Матти Антонен (Финляндия): Есть финляндское общество М. Кастрена, которое работает с различными организациями, университетами. У нас интерес к России очень большой, потому что Россия для нас важный партнёр по экономическим вопросам, по линии культуры, языка. В совместной деятельности большую роль играют финно-угорские регионы. Как вы знаете финно-угорский мир не такой большой. Стараемся наладить как можно больше контактов, чтобы продолжать работать в разных регионах и в том числе в Удмуртии.

Константин Ижболдин: Насколько я знаю, наши студенты ездят в Эстонию, ну, по крайней мере, в тот же университет города Тарту, студенческий обмен налажен?

Матти Антонен (Финляндия): У нас была встреча в вашем университете, в котором работают двое молодых финских парней, они и в будущем будут работать как учителя финского языка. Это конкретный пример. У нас есть интерес к удмуртскому языку, у вас есть интерес к финскому языку. 

Константин Ижболдин:  Как в этом плане налажен контакт с Эстонией?

Симму Тийк (Эстония): Эстония значительно меньше Финляндии. У нас работа по многим программам идет очень давно, ещё с советских времен. И в какой то мере сегодня это продолжение той работы. Роль государства в этом — способствовать. Но всем занимаются у нас общественные организации и фонды. Есть фонд «Шумбрат, финно-угрия», который очень серьезно занимается такими программами. Есть эстонская программа родственных народов, в университете Тарту. По всем направлениям идет обмен, традиционный обмен по всем областям. Это важно для нас самих, это же наши корни. Многие вещи здесь можно сохранить лучше, чем даже у нас. И в современном мире чтобы справится со всеми изменениями, с сумасшедшим темпом жизни, всю жизнь нужно учиться. Чтобы не потерять голову, есть только единственный способ — это опираться на свои корни, держаться за них, иначе успеха не добиться. Так что это «улица с двухсторонним движением».

Константин Ижболдин:  Я согласен насчёт корневой системы. Предки и потомки — точка опоры. Я поверну сейчас тему в другую сторону, в сторону интеграции. Экономической. Я говорю о Европейском Союзе, в который входят ваши страны. В Ростове-на-Дону недавно проходил российский саммит ЕС. Представители ваших стран участвуют?

Симму Тийк (Эстония): Представители ЕС, это, как правило, всегда и наши представители тоже. Какой может быть ЕС без Финляндии и Эстонии (Смеется)?

Константин Ижболдин: Я именно про Союз и говорю!

Матти Антонен (Финляндия): Там есть новая команда ЕС со стороны Финляндии. Новый Президент, новый министр иностранных дел, глава Еврокомиссии. Теперь это постоянная команда, которая на протяжении 5-ти последующих лет будет принимать участие в работе ЕС. Раньше была немного другая система, там был Председатель, теперь будет постоянный Президент ЕС, думаю, это конкретизирует европейско-российские отношения, улучшит координацию среди европейских стран. Думаю, что это положительно скажется на отношениях наших стран.

Симму Тийк (Эстония): Это пример того, что реформы и реорганизации возможны не только в России, но и даже в ЕС (Смеются).

Константин Ижболдин: Тем не менее, финансовый кризис показал, что Еврозона не монолитна, к сожалению! Государство разного уровня, разного экономического достатка, разных возможностей, потенциал, например, Греция! Кризис Греции показал, что мировой кризис — он глобальный! Разделяет и крепкие союзы! Как себя ощущают в рамках ЕС ваши государства?

Матти Антонен (Финляндия): Не думаю, что это был глобальный кризис. Индия и Китая справились довольно хорошо с ним. Там никакого спада не было. Это был, скорее, американо-европейско-российский кризис.

Константин Ижболдин: Там было приостановление экономического роста, скорее…

Матти Антонен (Финляндия): Да! Мы страдали. Америка, Европа и Россия. Если посмотрим, как идут дела в ЕС, в основном, это кризис был в сфере государства, государственного финансирования. У нас в этом секторе дела идут хорошо. Это как в Германии довольно устойчивый государственный бюджет, у нас довольно консервативный подход. Есть другие страны Европы, где не было консервативного подхода. Думаю, ЕС довольно крепкий. Думаем, какой уровень жизни в Европе, уровень технологий какой, какая конкурентная способность? Германия — второй по величине экспортер промышленных товаров в мире. Там очень высокая зарплата, конкурентноспособная страна. У Европы довольно хорошие возможности. Бывают временные кризисы, но я верю, что у Европы и России очень хорошее будущее.

Симму Тийк (Эстония): Все новости и слухи о скорой смерти Евро несколько преувеличены. Если вам нужно свидетельство, так это то, что Эстония намеревается вступить в зону Евро с 1 января. Если бы мы сомневались в перспективе здорового Евро, то мы сделали бы что-нибудь другое! Но мы как подобает родственникам с той же консервативной в финансовом отношении, не большей чем Финляндия. Сделали то, что и Россия, набрали хорошие резервы в хорошие годы, до сих пор у нас сохранились.

Константин Ижболдин: То есть у вас стабилизационный фонд?

Симму Тийк (Эстония): Да, да! И с наступлением кризиса и бюджет урезали и внешний долг у нас самый маленький в ЕС. Вот говорим, что в Китае особо кризиса не было. У китайцев слова «кризис» и «шанс» очень близкие по значению слова. Есть русская пословица «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Я глубоко уверен, что этот кризис наступил вовремя и очень поможет ЕС сделать рывок вперед в организации своей экономики и финансов.

Константин Ижболдин: Не так давно на встрече двух премьер-министров Финляндии и России был затронут вопрос о гражданстве больной российской женщины. Как считаете, он будет решён без ущерба её здоровью?

Мате Антонин (Финляндия): Это касается не только больной российской бабушки. Больше это принципиальный вопрос, потому что есть женщина из Египта. Идёт довольно бурная дискуссия в Финляндии о судьбе этих людей. Ну, конечно, власть или бюрократия может работать в рамках закона. Посмотрим в дальнейшем, как будет решён этот вопрос.

Константин Ижболдин: Вопрос не закрыт пока?

Матти Антонен (Финляндия):  Вопрос закрыт, потому что чиновники могут действовать только по закону. И если закон позволяет другое действие, то потом все решается.

Константин Ижболдин: В последнее время наблюдается все больше попыток пересмотреть итоги Второй мировой войны. Как Вы сами оцениваете события тех лет? Потому что в год 65-летия Победы над фашизмом для нас это действительно очень важно. И на будущее это важно.

Матти Антонен (Финляндия): Могу сказать по поводу Финляндии. Как вы знаете, для Финляндии1939-1944 годы были самые проблематичные. Нападение Советского Союза на Финляндию в 1939 году, начало так называемой зимней войны – финской войны, которая была довольно кратковременная, но потери с обеих сторон были очень значительные. Все закончилось в 1940-м году мирным договором, где Советский Союз получил около 10% территории Финляндии, и около10-15% нашего населения стали беженцами в собственной стране. Позже Советский Союз получил 10% территории Финляндии без населения. Они не хотели жить в сталинском Советском Союзе. С 1941 по сентябрь 1944 года были трагичны для обеих сторон. После этого был подписан мирный договор. С нашей стороны никакой переоценки истории, думаю, не будет. Финны однозначно оценивают события той давности, как исторический факт. Нужно смотреть, что произошло после этого. Потому что получилось строить нормальные рабочие отношения с Советским Союзом. В рамках этих отношений было достигнуто очень много полезного, и эти хорошие отношения продолжаются до сих пор. Для нас было очень важно, что руководство новой России отметило, что именно Советский Союз был инициатором столкновений с Финляндией. Мы это очень высоко ценим.

Симму Тийк (Эстония):  9 мая 1945 года был, наверное, самым счастливым днём в истории, и для Эстонии тоже. Потому что закончился один из наиболее трагических периодов ХХ-го века. Закончилась война, которая для эстонцев несла за собой жертвы. Многие учёные говорят о том, что до сих пор Эстония не восстановила потери в войне.  По случаю празднования 65-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне и Президент Эстонии был в Москве, отмечал этот день в России. Что касается истории, историю нужно знать. Чем больше мы учим своих детей истории, чем больше мы дадим им фактов, как оно было на самом деле, тем оно будет лучше. Мы все вместе должны продвигаться вперед, чтобы лучше понимать историю во всей её полноте.

Константин Ижболдин:  Какие экономические перспективы, какие планы дальнейшего взаимодействия возможны не только в сфере образования и культуры, но и в сфере экономики? Можно об этом говорить на перспективу, или мы пока ограничиваемся только культурным обменом?

Матти Антонен (Финляндия): Думаю, что есть экономические перспективы. Если сравнивать Финляндию, где население 5 миллионов человек и Россию, где проживает около 140 миллионов человек, то мы находимся в разных «весовых классах». Это значит, что финское присутствие в экономике России всегда будет довольно ограниченным. Конечно, для экономических деятелей Финляндии, для наших предпринимателей это самые близкие и привлекательные регионы — Питер и Москва. Потому что там самый большой рынок и большие интересы. Но постепенно расширяется присутствие в России.     

Константин Ижболдин: Ваши пожелания жителям Удмуртии.

Симму Тийк (Эстония): Верьте в свои силы и в свою удачу!

 

Фото — Екатерина Дериглазова

Хотите поделиться?

Комментарии

Ма Лопшо Педор сётиськиськод со зуч пилы. Озьы ласькым возиськидке пие, зучъёс пыдчушон интые возезы ведь. Та эшед учкы али кыче ассэ йылын каре, президент кадь. Нош посолъёс быгатиз тиледды кыдеке послать...

Если сравнивать Финляндию, где население 5 миллионов человек и Россию, где проживает около 40 миллионов человек, то мы находимся в разных «весовых классах». .............вы ничего не пропустили тут???????грамотеи!!!!

Странно, искал совсем не это, гугл выдал Ваш сайт, и судя по всему не зря, есть что почитать! Goodwork!

---

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса web-страниц и email-ы преобразуются в ссылки автоматически.
  • Разрешены HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Переводы строк преобразуются в параграфы автоматически.

Подробнее о форматировании

Защита от спама
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
_еатр: