Елена Образцова. Мировая женщина.

Елена Образцова в ИжевскеЕлена Васильевна Образцова — мировая оперная звезда.

Ещё она — большая шкода. Вышла на сцену, заговорщицки подмигнула, пожала плечами: мол, как бы, чего доброго, не опростоволоситься, неизвестно, что у нас тут получится с вами...

***

После концерта (овации, букеты, крики «Браво!» и вставший зал) они сидят с дочкой, певицей Еленой Макаровой, и Образцова, кладёт ей руку на колено. Так и проходит почти всё интервью.

Она компанейская, смешливая, лёгкая — мировая, в общем.

 

Елена Васильевна, вы как с холодами справляетесь?

Нормально, я же русская, чего мне справляться. Если бы я была француженка…

В общем, совершенно нормально — приехала-выступила.

Есть ли какие-то признаки, по которым вы понимаете, что концерт состоялся, что вас люди поняли?

Если люди в конце концерта встают, значит — всё в порядке. И если во время исполнения абсолютная тишина в зале, то тоже хорошо.

Откуда вы берёте вашу силу? Простите меня, но вы, при всей своей царственности и величественности, довольно шкодливая.

(cмеётся) Правильно, хулиганка я.

(дочери) Как она меня раскусила!

Так откуда берёте силы, что вас радует и вдохновляет?

Радует меня моя дочь, которая стала хорошо петь, радует внучка маленькая, которая у нас родилась совершенно неожиданно, радует внук, которому уже двадцать два, радуют мои друзья, которых я обожаю, радуют мои собаки, которых у меня четыре, мой дом, мой сад, в котором я развожу цветы и сажаю кусты. Да всё радует — если я прекращу радоваться, пора будет умирать. Пока человек любит, до тех пор он живёт.

Каждый человек может стать таким? Или это кому-то дано, кому-то нет — испытывать глубокую радость, истинную любовь?

Я думаю, что это от Бога. Кому-то даёт, кому-то — нет.

Вы себя считаете везучей?

Да, конечно, без сомнения. Есть очень много певцов, которые не могут выйти на сцену, очень талантливых! Но не подворачивается случай просто.

То есть, вы считаете, что настоящий талант может и не пробиться?

Нет, талант обязательно пробьётся. Обязательно.

А как же везение?

Просто, чем раньше везение улыбнётся, тем больше и ярче карьера. А если везение приходит в конце жизни, тогда уже сложнее.

Елена Макарова и Елена ОбразцоваВ своей жизни какой выбор вы делали чаще — в сторону семьи или в сторону карьеры? Возможно ли совмещать это?

Терпеть не могу слово «карьера». Дурацкое слово. Мы не учились делать карьеру. Мы учились выразить свою душу и отдать её людям.

А сейчас учатся для карьеры: сделать карьеру — получить деньги. У нас другие были задачи.

Но, отвечая на вопрос, скажу — да, я предпочитала пение, и первая жертва нашего творчества это была Ленка (показывает на дочь), которая всегда оставалась одна, когда я уезжала, она меня ждала, моё сердце рвалось к ней, а её – ко мне, ну что ж… Она — жертва моей любви к музыке.

Каково вам выступать сейчас вместе?

Очень ответственно. Мне 72 года, и я должна держать марку, что я ещё могу. А Ленка наоборот: «Я уже могу». И поэтому нам петь и в радость и «в сложность» тоже.

По вашим ощущениям, когда вы совершили прорыв, когда вам повезло по-крупному?

Первый раз это чувство было, когда я поступила в консерваторию — основной конкурс уже прошёл, и был дополнительный приём с конкурсом — 100 человек на место, и меня взяли. Я ехала в трамвае, по-идиотски улыбалась, но ничего не могла поделать, и только думала: «Наверное, подумают, что дурочка едет какая-нибудь».

Второй раз — когда с третьего курса консерватории я попала в Большой театр, и конечно, это было для меня счастье немыслимое.

Потом я с Большим театром я поехала на гастроли, и на открытие нашего спектакля в Гранд-опера не приехала Ирина Константиновна Архипова, и мне дали спеть Марину Мнишек, и я в этот вечер стала знаменитой. На следующий день вышли огромные статьи в газетах с моими портретами. Со мной сразу же заключил контракт Соломон Юрек, один из самых серьёзных менеджеров нашего времени.

А потом, конечно, я не забуду никогда мой дебют в Сан-Франциско, я пела оперу «Трубадур», потом был дебют — я пела «Вертера» в Ла-Скала и совершенно триумфальный был дебют в Метрополитен-Опера, я пела в «Аиде». Это такие три громадных прорыва были уже в большую музыку.

А кто у вас любимый оперный певец или певица? Или вы, как профессионал, так не оцениваете артистов?

Ну, не знаю насчёт «любимый-нелюбимый», но очень хорошая певица Анна Нетребко. Очень нравится.

Кто ещё… Лен, кто у нас ещё любимый?

Елена Макарова: Если брать более старшее поколение, то, наверное, Дженнифер Лэрмор…

Елена Образцова: Да, меццо-сопрано потрясающее, американская певица.

А кто из современных. Нет, даже и не знаю.

Если, как вы говорите, многие работают прежде всего из-за денег, что будет с оперой дальше?

Не надо переживать за оперу. Всегда у нас бывают моменты кризисные, во всех искусствах. Сейчас очень много хороших певцов, трагедия у нас с режиссёрами, которые ставят всё вверх ногами. Я думаю, это или от недоученности, или от скудности ума, а может, кто-то что-то и специально делает, чтобы испоганить оперу, есть у меня такие подозрения. Переделывать и делать модерновым «Бориса Годунова» или «Тоску» — то же самое, что пририсовать усы Мадонне, мне это так же оскорбительно и отвратительно.

Вы ведь и сами ставили оперу?

Да, я поставила один спектакль, «Вертера» в Большом театре.

А потом больше не предлагали. Но я поставила очень хороший спектакль, просто замечательный, это было счастье. Сейчас я бы очень хотела поставить «Кармен» и «Царскую невесту».

А важно, чтобы это была какая-то большая престижная сцена? Вот если вас удмуртский театр пригласит…

С удовольствием приеду. Почему вы думаете, что это важно — престижная-непрестижная сцена. В каждом театре работают люди, которые хотят делать свою работу хорошо – от всей души, от всего сердца, от всего ума…

Но ведь степень понимания оперы может быть разной — или в Ижевске, в Удмуртии и, к примеру, в Италии — артисты и зрители одинаково глубоко понимают оперу?

Ну вот, я приехала в Ижевск. Меня тут никто не слышал. Я пела незнакомую для зрителей музыку. Посмотрите, как слушали. Тишина в зале была мёртвая просто.

Я, конечно, видела разных зрителей... Вообще, я 49-й сезон уже пою, это же рехнуться можно…

Вопрос обеим. Говорят, профессия накладывает на личность человека отпечаток. Оперная дива — какая она в этом отношении?

Елена Макарова: Тут надо рассказывать либо про маму, либо про диву. У неё никогда не было звёздной болезни, никогда не было вот этой «дивнючести».

Елена Образцова: (смеётся) Классное слово, Ленка!

Елена Макарова: Да. В общем, нет в ней этого. Она нормальный человек, она очень уважительно относится к людям, начиная от гардеробщицы, заканчивая режиссёрами. Она очень общительная, компанейская, она всем помогает. Она очень требовательна, но она требовательна и к себе. Когда она собирается, на гастроли, её спрашивают: «Что для вас подготовить, какой у вас райдер?» Она говорит: «Мне нужно, чтоб у меня была бутылка воды в артистической». И это всё.

И при этом, она потрясающая артистка, потому что, во-первых, она потрясающе рассказывает анекдоты в лицах…

Елена Образцова: Ну уж это не во-первых, Ленка, чего уж ты!

(общий смех)

Елена Макарова: Она умеет быть с людьми на равных, она не с пьедестала разговаривает с кем-то. Она себя чувствует естественно в любых условиях — и на светском рауте, и на рынке, и дома, и с журналистами, и с друзьями, наверное, это тоже часть артистизма.

Чему вас мама научила самому главному в жизни?

Елена Макарова: (задумывается) Она сказала одну изумительную фразу: «Что бы ты ни пела — грустное, весёлое, трагическое, смешное — это всегда о любви». И это правда. Она учит меня, что надо любить этот мир, Бога, друзей, животных — всех. И учит вот как раз не быть дивой, учит естественности, а также терпению, прощению, уважению к людям. Я не говорю сейчас про какие-то профессиональные тонкости.

Елена ОбразцоваЕлена Васильевна, а кто ваши учителя?

Я всю жизнь училась у всех. Я никогда не уходила за кулисы после своей партии, всегда смотрела, как работают мои партнёры — как они поют, как ходят, как произносят слово, как играют. Я встречалась с безумным количеством людей и от каждого брала то, что мне подходило, что мне было нужно для моей души, для моего становления...

То, что женщина стала сильной и независимой — это благо для общества?

Я всегда мечтала о мужчине, при котором я была бы очень нежной, и светлой, и ласковой, и чистой, и беззащитной. Чтобы мужчина был всегда мужчиной рядом со мной. Но вот что-то у меня не получилось так…

Очень трудно найти такого. Но всё-таки каждая женщина должна стремиться к этому.

Как, по-вашему, изменились мужчины сейчас?

Да я думаю, ничего мужиков не изменило. Они как были ходоками, так и есть. Ну, может, сейчас меньше ходят налево, потому что больше сидят за компьютером.

Какой нужно быть, чтобы быть счастливой рядом с мужчиной? Или счастье в другом для вас?

Нет, счастье, конечно, в любви, это совершенно ясно.

Чтобы быть счастливой с мужчиной, нужно его любить очень сильно. И любовь — девочка непокорная, она может от вас уйти, поэтому надо всё время трудиться, чтобы она осталась с вами. Надо придумывать всякие интересные вещи.

Это какие же?

Ну, например, насыпать лепестки роз на кровать. Или ещё что-нибудь такое. Я-то придумывала много… Кстати, когда ты что-то делаешь для любимого человека, ты и сама вся в счастье, радости и любви.

Важно любовь поддерживать, — чтоб вы знали, что есть человек, который рядом, который о тебе думает, который хочет быть с тобой.

А подчиняться нужно мужчине, нужно уступать?

Ну если он дурость всякую порет, конечно, не нужно. А если чувствуешь, что он делает что-то правильное, нужно уступать, обязательно.

Хотя, если ты любишь, то всякая его дурость — тоже в радость, должна тебе сказать. А когда начинаются неприятности и раздражение, значит, любовь уже уходит. И ты должна сразу спросить себя — нужен тебе такой человек или нет? Если ты чувствуешь, что любви больше нет, лучше сразу порвать, чем за что-то цепляться.

Вы и в творчестве такой тактики придерживаетесь? Какова здесь ваша главная черта?

Я авантюристка. Я никогда ни одному дирижёру или режиссёру не сказала «нет». Бывало, что они мне предлагали оперу, о которой я и не знала ничего, меня спрашивали: «Вы поёте это?» Я сразу отвечала: «Конечно». Два раза я попалась на этом деле.

Мне позвонили и сказали: «Ну что, на какое число вам брать билеты?» А я понятия не имею, о чём речь. Спрашиваю: «А там когда начинается?» (смеётся) Оказалось, что это запись 9-й симфонии Бетховена, которую я не пела никогда, да ещё и на немецком языке. Ну и три ночи, три дня я сидела и учила. Выучила, и не сделала ни одной ошибки. А дирижировал Мазель (Лорин Мазель — американский дирижёр, скрипач — О.С.). Я ему говорю: «Я вообще-то выучила это всё за три дня и три ночи». Он: «Молодец, только расскажи это кому-нибудь другому».

После этого, через много-много лет меня спросили: «Вы поёте Верди, «Луизу Миллер»? Я говорю: «Конечно». «Вы знаете, у нас меццо-сопрано заболела, через три дня запись в Лондоне». Кое-как достала клавир, его и в России-то не было, потом ещё Чачава (Важа Чачава — пианист, музыкальный педагог, концертмейстер Елены Образцовой — О.С.) в отпуск уехал. Кое-как сама там себе пальцем что-то настучала… Выучила, в общем.

Приехала, и смотрю — дирижирует Мазель опять (смеётся). И когда я спела и снова нигде не ошиблась, он говорит: «Ну что, опять скажешь, за три дня и три ночи выучила?» — «Я тебе этого не скажу, но так оно и было» (смеётся). Так что я авантюристка жуткая.

Почему нет опер о современной жизни?

Ну а что современная жизнь… О политиках и аграрной реформе, о революции, что ли, оперы писать? Там любви мало.

Скажите, артист в политике должен участвовать, переносить свой авторитет из искусства в политику?

Думаю, что нет. Каждому нужно заниматься своим делом. Нужно быть профессионалом и не соваться туда, где ты не специалист. Тогда бы у нас в России было бы всё гениально.

Что вы вообще думаете о России, я знаю, вы никогда не хотели уехать отсюда…

Я её обожаю совершенно. Люблю людей… Какая-нибудь старуха идёт, я про неё знаю всё. За рубежом у меня очень много друзей, гораздо больше, чем здесь, но там всё-таки другой менталитет. Вот Лена, дочь, жила в Испании 15 лет, и всё-таки решила вернуться, и уже 2 года здесь. Я бы не могла жить не в России. Это моя страна, моё дыхание.

Думаете ли вы про то, что будет с ней, с нами дальше?

Да не надо так переживать, всё будет в порядке. Мы уже говорили — всё развивается волнами. Всё будет хорошо.

 

Ольга Сорокина

Фото — Николай Богданов

Благодарим промоутера концерта Владимира Носова за помощь в организации интервью.

Автограф Елены Образцовой

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Управдом (12+)

Комментарии

Как здорово, что у нас есть возможность видеть таких людей, слышать их и читать. Их ум, глубина и талант самого тебя наполняют светом.
Была на концерте, с удовольствием прочла интервью, огромное спасибо!!

---

Выберите нужный метод показа комментариев и нажмите "Сохранить установки".

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Адреса web-страниц и email-ы преобразуются в ссылки автоматически.
  • Разрешены HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Переводы строк преобразуются в параграфы автоматически.

Подробнее о форматировании

Защита от спама
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
ли_ература:
Сейчас в телеэфире
Удмуртия | Моя Удмуртия
09:00
ТВ-шоу «Врачи» (16+)
08:45
Хэерле иртэ (ТК Моя Удмуртия) (12+)
Архив новостей
Введите дату
Курс валют предоставлен сайтом kursvalut.com
Поиск Закрыть поиск