Артемий Троицкий: «Все мои мечты сбываются»


A A A

Известный музыкальный критик Артемий Троицкий стал Почётным Удмуртом. Торжественная церемония посвящения прошла в Ижевске, в Национальном музее им. Кузебая Герда, в присутствии всех заинтересованных лиц и под акапелла Бурановских бабушек.

Посвященный был настолько тронут всем происходящим, что в конце церемонии выступил с речью на удмуртском языке.

 

 

 

А накануне Артемий Троицкий стал гостем ТРК "Моя Удмуртия" — состоялась получасовая пресс-конференция, а затем — прямой радиоэфир в "Произвольной программе".

 

Впечатления от общения с Артемием Кивовичем остались самые приятные. Пожалуй, таким и должен быть настоящий интеллигент — глубоким и искренним, открытым и доброжелательным, тактичным и бескомпромиссным одновременно.



Артемий Троицкий — теле- и радиоведущий, журналист, продюсер, музыкальный критик, и в последнее время, насколько нам известно, актёр?

Это, конечно, еще не означает, что я себя считаю актёром. Любой может сняться в фильме, если есть друзья-режиссёры. Актёр — это такая почётная профессия, это люди образованные, могут на сцене выступать. Я же могу иногда только на камеру болтать, не более того.


В роли будущего Почётного Удмурта комфортно ощущаете себя?

Я с серьёзным трепетом жду этого события — никакой иронии с моей стороны тут нет, потому что я — в очень «сильной» компании — Гагарин, Малевич, Пригов с Курёхиным — мощнейшие ребята, уважаемые, яркие личности. Каким образом я со своим свиным рылом в этот благородный калашный ряд затесался — не знаю. Видимо, за некоторые заслуги перед ижевской художественной братией, а также музыкальной...


Например, какие?

Впервые я тут оказался 1992 году, и мы здесь провели фестиваль «Ижевская экзотика». До этого я вёл «Программу А» на Первом канале, я там устроил конкурс самодеятельных любительских видеоклипов. И первым лауреатом этого конкурса стал видеоклип из Ижевска, это была группа «Стук бамбука в одиннадцать часов». Они сняли прекрасный клип в стиле Тарковского, песенка тоже была затейливая — аж на французском языке...

После этого возник контакт между мной и городом Ижевском. Контакт этот воплотился в то, что мы московско-питерским десантом прибыли в Ижевск и снимали тут видеоклипы, потом я приезжал по делам «Playboy» (В 1995 году Артемий Троицкий основал и стал первым главным редактором русской версии журнала «Playboy» — О.С.), — проводили конкурс «Playboy» на родине Чайковского», в Театре Оперы и Балета. Один раз я вел здесь дискотеку с воздушного шара, и меня унесло, довольно далеко. Так что приключения в духе Гагарина у меня тут точно были.



Почему Вы возвращаетесь в Ижевск — друзья, дела атмосфера? Что вас сюда зовёт?

Это как анекдот про попа. Попа спрашивают: Вам, батюшка, водки или коньяку? Он отвечает: И пива тоже.

У меня здесь и дела, и друзья, и атмосфера. У меня, вообще, нет причин не приезжать в город Ижевск — мне здесь нравится.

Что касается атмосферы, то она всегда в Ижевске была очень специальной, это город неординарный, очень творческий, очень самостоятельный. Город, где на моих глазах происходило много культурных событий, нетипичных для областного масштаба. В Ижевске всё всегда было громко, интересно, провокационно. Всегда этот город вызывал у меня и симпатию, и чувство заинтригованности.

Вот, кстати, наверное, за такую искреннюю преданность городу Ижевску мне и решили присвоить звание Почётного Удмурта, чтобы я совсем чувствовал себя здесь как дома.


Знаете какие-нибудь слова по-удмуртски?

Я учил, как будет «Здравствуйте» — «Зечбуресь», и как будет «До свидания». Слушайте, забыл...


Голос из зала: «Зеч луэ»


Да, точно. Ну, мне ещё рано говорить «Зеч луэ». Надеюсь, завтра (в день вручения звания — О.С.) мне удастся обойтись с удмуртским языком грамотно и деликатно.


Есть ли у Вас похожие звания?

Только одно. В Америке, в 1988 году вышла моя книга «Back in the USSR» — история советской рок-музыки. Я путешествовал, представлял эту книгу, добрался до города Мемфиса (штат Теннеси), родины Элвиса Пресли. И мне, в торжественной обстановке было присвоено звание почётного гражданина Мемфиса. Так что я — почётный гражданин столицы рок-н-ролла, и с завтрашнего дня — Почётный Удмурт.


Вы собираете коллекцию современного российского искусства. В ней есть работы актуальных удмуртских художников?

Да, у меня действительно довольно большая коллекция, и она регулярно выставляется в разных городах и даже странах. У меня есть полотна очень ценимого мной художника — Энвиля Касимова.

Коллекция моя началась в 1981 году — мне подарил свою работу Илья Кабаков, а продолжилась уже в 90-х, когда Энвиль мне подарил свою работу. Сейчас у меня есть несколько его произведений, они всегда на виду, — в отличие от большинства арт-объектов моей коллекции, картины Энвиля очень любят мои дети, поскольку он рисует зверушек — ярких, забавных, трогательных.


А работы друзей-художников получаете по дружбе или за гонорар?

Одно время мне довольно много работ дарили, или я их покупал за бесценок. Был такой исторический период, когда у меня было очень много денег, тогда как у друзей их было мало. Соответственно, они у меня периодически эти деньги стреляли. При этом нет более верного способа поссориться с человеком, чем дать ему деньги взаймы — потому что берешь взаймы чужие на время, а отдавать надо свои навсегда. Выцарапать из заёмщиков деньги иногда бывает очень сложно. Поэтому, вместо того, чтобы одалживать 100 долларов, я говорил: «Вот тебе деньги, возвращать не надо, давай я лучше у тебя что-нибудь прихвачу» — «Да бери, что хочешь, забирай хоть всё». Вот надо было тогда брать всё (улыбается), потому что если в середине 80-х эти картины действительно ничего не стоили, то сейчас почти все эти авторы стали современными классиками, и стоят десятки и сотни тыщ в иностранной валюте.

Сейчас — в основном, за деньги, и изредка кто-то что-то подарит.


Ваша коллекция может обрести какие-то новые формы — стать музеем, например?

У меня есть 2 вещи, которые заполонили квартиру и выживают меня из дому. Первая — это диски. У меня их около 30 000. Думаю, что передам их какому-нибудь фонду или музею — дай бог их там кто-нибудь каталогизирует, и пусть люди туда приходят как в библиотеку, слушают музыку, а я вздохну с облегчением, поскольку в квартире станет намного больше места.

К картинам я отношусь более трепетно. Для меня картины — это полуодушевлённые объекты, я не могу сказать, что это вещь. Это что-то среднее между культтоваром и твоим личным другом. Друзей не продают. Изредка их ещё можно обменять, на другого друга, получше (смеётся). Это я иногда делаю. Я не продал ещё ни одной картины за всё время, и хотел бы свои картины завещать свои детям.


Расскажите пожалуйста о своих детях. У меня была информация, что у Вас одна дочка. Сведения устарели?

Знаете, у меня очень сложная бывшая семейная жизнь, и сложная ситуация с детьми. Александра, которой 10 лет, это моя единственная «семейная» дочка, с которой я всегда, везде и повсюду.

У меня есть ещё одна дочка и ещё один сын — Соня и Иван. С ними я тоже в прекрасных отношениях, как и с их мамами.


А чем занимаются Ваши дети?

Они все маленькие, занимаются учёбой в школе, биением баклуш в детском саду и тому подобными необременительными детскими занятиями.


Какие женщины Вам нравятся? Кстати, Вы знаете, что удмуртки — самые сексуальные женщины? Так что придётся соответствовать...

У меня не было здесь никаких романов, приезжаю я сюда очень ненадолго, случайными связями я себя не обременяю, — у меня уж если отношения с девушкой складываются, то это всерьёз, надолго и с трагичным исходом (улыбается).

Так что романтического удмуртского опыта у меня нет. Может быть, предстоит.

Что касается того, какие мне нравятся девушки, — разные. Я вообще считаю, что очень глупо иметь какой-то идеал, параметры — 90-60-90, это значит ограничивать и обкрадывать себя в чём-то, может быть, очень ценном. Самые разные девушки мне нравятся, а почему — я даже не могу сказать — это химическая реакция, это непредсказуемо.


Хочу выразить Вам своё восхищение, я выросла на «Программе А», это было свежее слово в своё время, и стало классикой российского телевидения. Что Вы можете сказать о современном телевидении, и в каких Вы отношениях с ним?

Ничего хорошего о своих взаимоотношениях с телевидением я сказать не могу. На мой взгляд, теперешнему нашему ТВ такие музыкальные персонажи как я абсолютно не нужны, — потому что я не буду слушаться продюсеров и не буду ставить музыку в эфир за деньги.

Меня совершенно не интересуют проекты типа «Фабрика звёзд» или «Зажжение звёзд» и так далее. Я не смотрю. Иногда из профессионального или антропологического интереса смотрю одну программу. Вот недавно посмотрел по НТВ передачу, где какие-то замшелые восьмидесятники противостоят каким-то безнадёжным нулевикам. С точки зрения того, что называется «продакшн» — всё очень шикарно, с нашими временами это не сравнить, я помню наши убогие камеры, допотопные студии. Теперь — безумные навороты, всё шикарно, и всё абсолютно бессмысленно.


Ваши чувства после завершения Евровидения, когда Вы дали оценку выступлению Димы Билана, и когда ведущий, на мой взгляд, повёл себя неадекватно по отношению к Вам?

Я вообще не собирался высказываться на том эфире, я там сидел — как раз с дочкой Соней, с её мамой, со своим другом, английским писателем — мы очень весело проводили время, потом вдруг я обнаружил у себя перед носом включённый микрофон. Я же не могу врать, я и сказал, спокойно и простодушно, то, что я думаю по этому поводу, совершенно не желая вызвать какой-то скандал. Реакция была и правда, какая-то озверевшая. И ушёл я оттуда не потому, что испугался, а потому, что было уже 2 часа ночи, и я постановил — всё, хватит, надо ребёнка укладывать.


Единственное, что меня смущает, — я понял, что огромное количество народу меня знает именно благодаря этому эпизоду, и вместо того, чтобы считать меня специалистом в серьёзных областях, меня считают специалистом по Евровидению и Диме Билану, хотя ни до того, ни до другого мне нет вообще никакого дела.


После группы «Тараканы» с их песней «Мистер музыкальный критик» Вам кто-нибудь ещё так хамил?

С творчеством группы «Тараканы» я мало знаком, и эту песню ни разу не слышал. Скорее всего, я о них высказывался, и, скорее всего, нелицеприятно, потому что «Тараканы» — это псевдопанк, — когда сытые московские мальчики из хороших семей раздирают на себе джинсы и притворяются бомжами, — я вижу в этом фальшь. Примерно так я о них высказался, в результате они посвятили мне какую-то матерную песенку.


Как вы оцениваете современную музыку, судя по всему, негативно?

На самом деле, я отношусь к современной музыке с большим интересом, есть масса артистов — в нашей стране и за границей — которые мне очень нравятся. Я отрицательно отношусь к той музыке, которая у нас тиражируется на ТВ и радио, это на самом деле ужасно. Но тут я ничего не могу сделать, на своих «маленьких полянках» я делаю, что хочу — у меня есть своя передача на «Эхе Москвы», и там звучит музыка, которую я очень люблю. Такой музыки, кстати, очень много. И мне нравятся многие наши популярные артисты. Считать меня снобом, оголтелым мизантропом, циником и прочее — не стоит. Я думаю, что такая моя репутация складывается потому, что меня всё время спрашивают о тех, кого я не люблю — Диме Билане, Николае Баскове, Филиппе Киркорове и так далее, будто других тем нет.



Далее разговор переместился в студию радио «Моя Удмуртия», где Артемий Троицкий ответил на вопросы ведущего Константина Ижболдина.


Предлагаем Вам 7 блиц-вопросов.

Я готов, правда, я привык отвечать долго, так что какой блиц из этого получится, не знаю.


1. В который раз Вы в Ижевске?

В десятый.


2. Артём или Артемий — как предпочитаете именоваться?

По паспорту — Артемий, а в миру — как кому больше нравится.


3. Имя Вашего отца — это аббревиатура? Если да, то расшифруйте.

Моего отца звали Кива, это аббревиатура, которая имела хождение в полные энтузиазма и идеологических восторгов 20-е годы: Коммунизм, Интернационализм, Воля, а вот по поводу буквы «А» что-то мне родители ничего не говорили, поэтому я сам придумал: «А» — это анархия.


4. Любимое место на земле?

Я только что побывал в одном из таких мест — Амстердаме, сейчас нахожусь в другом любимом месте — Ижевске. Я себя хорошо чувствую почти везде.


5. Говорят, Вы сами себя стрижёте...

Это точно. С 1968 года. Тогда я учился в школе, был битломаном, за лето отрастил себе длинные волосы. Когда наступил учебный год, я некоторое время прятал их за воротник, а потом наступил урок физкультуры, где все мои волосы рассыпались по плечам. Меня под конвоем отвели в парикмахерскую, постригли, как подобает стричь юных пионеров, травмировали тем самым мою подростковую психику, и я сказал: «Нет, больше этим ребятам я не дамся». С тех пор я и освоил инструменты под названием бритва с расчёской.


6. Рок-н-ролл жив?

Кому как кажется и смотря какой. Я считаю, что есть у организма под названием «рок-н-ролл» некоторые живые отростки.


7. Ваша мечта?

Все мои мечты сбываются, если они не сбылись уже, значит, я об этом ещё не мечтал.


Ижевск называют столицей электронной музыки, причём не только России, но и мира. Вы согласны с этим?

Я думаю, что называть Ижевск столицей мировой электронной музыки — существенное преувеличение. Что касается России, то Ижевск, несомненно, входит в тройку городов самой интересной электронной музыкальной сцены. Петербург, Москва и Ижевск — три серьёзных электронных центра России.


Есть ли у Вас любимая радиостанция?

Проще всего было бы сказать, что «Эхо Москвы» — я внештатный сотрудник этого радио. Но к «Эху» у меня есть некоторые претензии, я не могу сказать, что я в безоговорочном восторге. Любимых музыкальных радиостанций тем более нет, — как правило, они гоняют попсу, слушать это тоскливо, а временами — противно.

Чаще всего, тем не менее, я слушаю «Эхо Москвы», затем — «Серебряный дождь», «Сити FM». Вообще, развитие радио идёт в сторону «говорящего», не музыкального радио. Ещё года 2 назад была обратная ситуация.


Слышал, что Вы сочиняете песни.

Я записал 4 песни в разные годы. Три из них вышли на пластинках. Первая была сделана с московским электронщиком по кличке Solar X, в миру Роман Белавкин, это песня Аллы Пугачёвой «Королева», она вошла в сборник «Сюрприз для Аллы Пугачёвой», по-моему, это было в 1998 году. Вторая песня — «Снег с её волос», это уже моё сочинение, она вышла на саундтреке к фильму «Даунхаус», её я записывал с Олегом Нестеровым из группы «Мегаполис», третий трек — «Я подарил тебе весну» — записан в Питере с известным электронщиком Андреем Самсоновым, это сочинение Андрея Романова по кличке Дюша, флейтиста из группы «Аквариум», я, как близкий друг, участвовал в пластинке, посвящённой его памяти. Четвёртую я сочинил и записал сам, минут за 5, она называется «Агент 008», это новогодняя песенка. Всё это есть на моём блоге в MySpace.


Кого из современных российских исполнителей, как продюсер, Вы можете выделить? На кого можно делать ставку?

Во-первых, я не считаю себя продюсером, я считаю, это ругательное слово. У нас под продюсером понимаются карабасы-барабасы, которые прихватывают каких-то юных мальчиков и девочек, делают из них «звёзд», выкачивают из них деньги. Занимаются производством конфеток из известно чего.


Если называть меня продюсером, то можно сказать, что я продюсировал «Кино», «Аквариум», «Машину времени» и так далее. Хотя на самом деле, я просто любил эти группы и помогал им — устраивал концерты, публикации, «протаскивал» на телевидение и так далее.


Высказаться могу как опытный любитель музыки, меломан. Есть у нас артисты, которые очень мне нравятся, я не буду называть их имена, которые вряд ли кому-то что-то скажут. Если говорить об артистах всем известных, то в первую очередь я назвал бы группу «Мумий Тролль», считаю Илью Лагутенко очень талантливым парнем, а его группу — постоянно меняющейся, ищущей, при этом скользящей не вниз, а вверх. В этом году у них вышел новый альбом — «Восемь» — я считаю, это их лучшая работа.

Кроме того, мне очень нравится Дельфин, есть у нас такой рэпер и замечательный поэт. Нравится группа «Ленинград», хотя поэзия у них состоит, в основном, из всяких матерных восклицаний, тем не менее, считаю, что это остроумная, в энергетическом смысле очень мощная, крайне весёлая группа.

Нравится Земфира. На мой взгляд, так же как и «Мумий Тролль», она принадлежит к тем артистам, которые с годами становятся не хуже, а лучше. Её последний альбом «Спасибо» — лучший в её творческой биографии, по моему мнению.


Как видите, есть много отечественных артистов, к которым я отношусь очень хорошо. Если вы хотите услышать от меня какие-то добрые слова, а не в очередной раз убедиться, что я сноб и мизантроп, то лучше просто не спрашивайте меня про Диму Билана и тому подобную фабрику звёзд.


Нас больше интересуют Ваши прогнозы на развитие этнической музыки, если можно, на примере Удмуртской Республики.

Всевозможные направления этноориентированной музыки — в чистом виде (поющие бабушки, дедушки, играющие на рожках), а также этно-поп и фолк-рок и так далее, — все эти направления сейчас вызывают очень большой интерес. Из всей музыки, которая звучит в нашей стране и выходит на дисках, за границей именно этника имеет самый большой успех.

Никто из нашего рока, никто из нашей попсы, если не считать дуэта «Тату», никаких заметных успехов на международной арене не снискал. А вот артисты этнических направлений, естественно в своей нише, очень заметны — получают премии, гастролируют, выпускают диски и так далее. В основном, это представители малых сибирских народов — тувинцы, якуты, хакасы. У них своеобразная музыка, в этих республиках очень бережно относятся к сохранению и приумножению национальных традиций.

Я часто там бываю, и мне всегда, в каком-то смысле, обидно за русских, которые практически не замечают и забывают свою корневую культуру.


С удмуртской этнической музыкой знакомы?

У меня есть несколько альбомов, с пением удмуртских бабушек, я кое-что даже использовал в своих радиопередачах. Так что большим специалистом я себя не считаю, но, тем не менее, слегка с вашей этнической музыкой знаком.


Речь, скорее всего, идёт о Бурановских бабушках, которые перепели Цоя и Гребенщикова...

Честно говоря, эти записи я не слышал, если они существуют, очень интересно будет послушать.


Недавно этот проект получил раскрутку, Бурановские бабушки были показаны по Первому каналу, вся страна теперь с ними знакома.

Вот видите, вся страна знакома, а я, в недалёком будущем, Почётный Удмурт, не знаком. Всё потому, что я Первый канал не смотрю.


Как вы относитесь к мифотворчеству? После очередного Вашего приезда начали ходить слухи о том, что улице Советской вернут её прежнее название — Троицкая. Есть там и магазин — Троицкий.

Конечно, это не в честь Троицкого Советскую улицу пора переименовывать. Троицкая — просто её изначальное название, которое, в свою очередь, так же, как и моя фамилия происходит от Святой Троицы. Думаю, там был Троицкий храм.


Он есть и сейчас.

Вот видите. Советского Союза нет давно, и название Советская не имеет вообще никакого смысла, теперь это слово употребляется разве что в ироничном значении.

С любой точки зрения, а вовсе не с моей эгоистичной, было бы очень правильно переименовать улицу Советскую в улицу Троицкую.


Артемий, а Вас можно назвать основателем глянцевой журналистики в России?

Я бы сказал — одним из основателей, хотя этим «достижением» в моей жизни я абсолютно не горжусь. Да, в своё время я запустил и самый первый в глянцевый журнал «Cosmopolitan», первый мужской глянцевый журнал «Playboy». Читая мужские глянцевые журналы сейчас, я вижу, что их авторы до сих пор пишут в том стиле, который я когда-то придумал.


Какие ещё слова Вы знаете по-удмуртски?

Хочу сказать всем — «тау» — спасибо, что пригласили. Всем счастливо, и поздравляю всех уже с довольно скоро наступающим Новым Годом.



Ольга Сорокина

Фото — Екатерина Дериглазова


Благодарим Энвиля Касимова — за атмосферу и вдохновение.

Хотите поделиться?